January 21st, 2016

Шабаш либералов. Михаил Делягин о гайдаровском форуме - 2016

LibKlan.jpg

Либеральный клан, стремящийся окончательно поставить российское государство на службу глобальному бизнесу, интересы которого объективно несовместимы с интересами даже существования, не то что развития нашей страны, традиционно начинает новый год "Гайдаровским форумом", на котором уточняются общие подходы и повестка дня тех, кто хочет ввергнуть нас обратно в 90-е.

В силу невозможности публичного признания реальных целей либеральной стратегии и политики выступления участников форума традиционно отличаются бессодержательностью, абстрактностью и игнорированием реальных проблем России, а самое главное — причин, порождающих и усугубляющих эти проблемы. Ведь в устах представителей либерального клана, определяющих и неуклонно проводящих в жизнь социально-экономическую политику, мало-мальски честное описание ситуации неизбежно станет "явкой с повинной".

Паноптикум безграмотности и безответственности

Форум начался обсуждением возможности разработки стратегии развития страны до 2030 года в условиях высокой неопределенности. Сам вброс идеи разработки "Стратегии-2030" представляется не боле чем попыткой отвлечь внимание от фатального провала заведомо беспомощной, не имевшей отношение к реальности и не предусматривавшей механизмов реализации "Стратегии-2020", наглядно доказавшей интеллектуальную импотенцию либералов еще в президентство Медведева.

Однако заявление безграмотного рифмоплета, бывшего помощника Гайдара, а ныне министра "экономического развития" Улюкаева, названного на форуме же "водолазом" за бесконечные и бесплодные поиски экономического "дна", что "есть равные шансы на ослабление и укрепление рубля", — не просто проявление самовлюбленного непрофессионализма.

Одной из важнейших функций государства является формирование будущего при помощи четкой и понятной для общества стратегии действий, преследующей национальные цели, пусть даже и меняющимися методами. Формулируя эти цели в меняющемся мире и заявляя о намерении и способах их достижения, государство создает стабильность, необходимую для нормального развития экономики. Улюкаев своим заявлением (как и большинство остальных либералов) четко зафиксировал принципиальный и последовательный отказ от исполнения этой обязанности государства — что вполне естественно для тех, кто служит не своему народу, а глобальному бизнесу, который, в силу своего преимущественно спекулятивного характера, не нуждается ни в стабильности, ни в предсказуемости — более того, они для него неприемлемы в принципе.

Впрочем, Улюкаев успокоил российских экономистов, пообещав "десятилетия" дешевой нефти, — что, учитывая общеизвестное качество его прогнозов, вызвало ожидания скорого ее удорожания.

Говоря о том, что население страны перешло от "потребительского" типа рыночного поведения к "сберегательному", Улюкаев продемонстрировал то ли потрясающую безграмотность, то ли вопиющую жульническую подтасовку (на которую, впрочем, как и на остальные нелепицы, либералы практически не обратили внимания). Обосновывая тезис о смене "потребительской" модели рыночного поведения населения на "сберегательную" (мол, ничего страшного не произошло, россияне просто стали сберегать те деньги, которые они раньше тратили), Улюкаев сравнил сокращение розничного товарооборота в реальном выражении (то есть с учетом инфляции) с номинальным, не скорректированным на рост цен ростом сбережений населения, который составил за первые 11 месяцев года не названные им 15%, а 15,5%.

Однако, с учетом даже официального уровня инфляции, этот рост становится пренебрежимо малым, а, если вспомнить, что реальная инфляция, ощущаемая большинством российских семей, превышает официальную вдвое (о чем говорили социологи на том же Гайдаровском форуме), — в 2015 году произошло весьма существенное сокращение не только потребления, но и сбережений россиян.

Понятно, что констатация этого неприемлема для либералов, чьими усилиями в значительной степени вершится нынешняя потребительская катастрофа, которая по своим масштабам может со временем стать сопоставимой с катастрофой 90-х годов, — именно поэтому Улюкаев сравнивает заведомо несопоставимые величины и, создавая иллюзию роста сбережений граждан, с напыщенным видом воспроизводит либеральную мантру начала 90-х о "необходимости развития банковской системы как инструмента превращения сбережений в инвестиции". То, что вся либеральная политика сейчас, как и тогда, нацелена на блокирование этого процесса, Улюкаева, похоже, не интересует: главное — произнести правильные слова и создать у наивных руководителей страны ощущение своей компетентности и добросовестности.

Либералы намерены продолжить разрушение России

Министр финансов Силуанов сообщил о дефиците федерального бюджета за 2015 год в размере 2,6% ВВП. Это существенно ниже первоначально намечавшегося дефицита в 3,7% ВВП и, хотя сверхдоходы бюджета носят инфляционный характер (а расходы не индексируются на дополнительную инфляцию и, соответственно, являются недостаточными, как и в 90-е годы), представляется весьма значимым достижением.

Тем не менее, отчитавшись о нем, Силуанов немедленно сообщил о новом 10%-ном секвестре расходов федерального бюджета, живо напомнившем 1997 год (не говоря о ползучем сокращении расходов последних лет). Это выглядело откровенно нелепо в ситуации, когда федеральный бюджет по-прежнему буквально захлебывается от денег: на 1 ноября неиспользуемые остатки на его счетах превышали 10,2 трлн. руб. и, судя по величине дефицита, сократились за декабрь не так уж и значительно. При этом неиспользованные бюджетополучателями средства составили по итогам года 1,1 трлн. руб. (250 млрд. по открытым статьям бюджета и 850 — по закрытым), а "зависшие" авансы превысили, по некоторым данным, 4 трлн. руб.). Глава Счетной палаты РФ Татьяна Голикова "признала" из этой суммы только 832 млрд. рублей по расходам "силовых" ведомств, что является симптомом вновь нарастающего раскола между "силовиками" и "либерал-монетаристами" на верху российской "властной вертикали".

Понятно, что сократить расходы бюджета (да еще по-иезуитски предложив ведомствам самим решить, от чего они могут отказаться, подменяя тем самым государственные приоритеты ведомственными) значительно проще, чем повысить эффективность его исполнения. Но главной причиной подобной позиции министра финансов представляется все же пресловутая "максима Дворковича", предельно точно и честно выражающая политику правительства Медведева: "Россия должна платить за финансовую стабильность США". И, соответственно, главным бюджетным приоритетом правительства Медведева является не финансирование тех или иных задач развития страны, а замораживание денег налогоплательщиков в бюджете и вывод их из России в финансовые системы стран, ведущих бескомпромиссную экономическую войну на наше уничтожение.

Как экономист, Силуанов не может не знать, что инфляция в России вызывается в первую очередь произволом монополий и девальвацией рубля, — однако он не постеснялся повторить заведомо не соответствующую нашей действительности либеральную мантру четвертьвековой давности о том, что дефицит бюджета надо сокращать при помощи сокращения расходов ради борьбы с инфляцией.

Не менее циничным было его заявление о необходимости форсирования приватизации для получения бюджетом 1 трлн. руб. в течение ближайших двух лет (в бюджете 2016 года, подписанном президентом Путиным, доходы от приватизации предусмотрены в размере 90 млрд. руб.). Понятно, что Силуанова в принципе не интересует вопрос о том, зачем нужен 1 трлн.руб. бюджету, который даже в условиях кризиса не способен раздать бюджетополучателям 1,1 трлн.руб. и при этом просто не знает, что делать еще с более чем 10,2 трлн.руб.. Для либералов приватизация является самоцелью, идеологической ценностью, которую надо осуществлять просто потому, что они служат, по всей видимости, не государству и своему народу, а враждебно противостоящему им глобальному бизнесу.

Шабаш либералов. Заметки о гайдаровском форуме - 2016 - Персональный сайт Михаила Делягина

Сергей Глазьев. Последняя мировая война.

Glaziev_2.jpg



В Москве состоялась презентация книги "Последняя мировая война" Сергея Глазьева

Комментируя выход книги в свет, писатель, публицист Александр Проханов отметил, что работа, проведенная Глазьевым, украшает "Изборский клуб, делает его высокоинтеллектуальным". Он также подчеркнул, что академик Глазьев сегодня является "экономической, политической, этически-религиозной альтернативой, новым укладом, который должен угадываться в сегодняшних социально-экономических условиях".
"Книга роковая, наполнена огромными страданиями, предупреждениями… Может быть, это книга о конце света. Но в ней есть порыв преодоления огромных тупиков, в которых оказалась наша Родина", - сказал Проханов.
Свою точку зрения по поводу представленной книги высказал экс-премьер-министр РФ, экс-глава Счетной палаты РФ Сергей Степашин. Он отметил не только блестящую экономическую, но и историческую значимость исследования. "Глазьев прекрасно владеет историческим материалом - интересен его анализ деятельности России, жизни Украины, истории распада СССР… Некоторые главы книги могут составлять часть единого учебника в разделе новейшей истории", - выразил мнение эксперт.
Степашин также выделил "глубокий и системный анализ гибридных войн", а также "жесткий, точный, открытый, но честный подход к анализу финансово-кредитной, валютной, бюджетной ситуации в нашей стране". По его мнению, программа, представленная Глазьевым в книге, могла бы стать "повесткой дня 2018 года".
Одним из рассматриваемых в новой книге аспектов является закономерность технологических сдвигов и потеря на этом фоне лидерских позиций Америки. "Внешняя агрессивность США, экономические санкции, денежная политика, которую нам диктуют из Вашингтона - не случайные явления. То, что мы переживаем - война. Она носит вполне закономерный характер. И она связана не с тем, что кто-то ее хочет сдержать. Нами манипулируют, это приходится констатировать. Начинается схватка за лидерство в современном мире… То, что мы сегодня получили с падением цен на нефть, теория давно предсказывала", - рассказал Глазьев.
В книге также развивается концепция мирохозяйственных укладов - комплекса институтов, которые регулируют воспроизводство экономики. "Смена технологических укладов почти всегда шла через гонку вооружений, смена мирохозяйственных - через смену институтов. Механизмы и институты в рамках американоцентричной модели уже не дают возможности для нормального развития. Поднимается Китай, который показывает нам образ упущенных возможностей. Мы могли бы перейти первыми к тому, что называется интегральным строем, где сочетается план и рынок, где государство пытается гармонизировать интересы участников хозяйственной деятельности", - подчеркнул академик, презентуя книгу.
Россия же встроилась в устаревшую модель с центром в Америке, и в итоге оказалась на периферии американоцентричной финансовой системы, добавил он. "В это время Китай реализовал то, что предлагала Академия наук СССР, и что через 20-30 лет будет доминирующим", - сказал экономист.
Кроме того, в книге "Последняя мировая война" дается анализ причин, почему мы оказались в состоянии конфронтации с Западом, а также план по нейтрализации угроз, выходу на траекторию самостоятельно экономического развития, восстановлению суверенитета. Также представлена уже хорошо известная программа мер, которая позволит России расти с темпами не менее 10% в год. "Бизнес хорошо программу понимает, знает свои резервы. Но в рамках той макроэкономической ситуации, которая навеяна Вашингтоном через рекомендации МВФ, не дает довести ростки экономического подъема до экономического чуда", - заключил Глазьев.


http://www.nakanune.ru/news/2016/1/21/22425565#sthash.1dzwyn7O.mjbm